Вернуться
25 из 30
Просмотрено 25 из 30
Немецкий портрет в собрании «Музея-усадьбы «Кусково»
Немецкий портрет в собрании «Музея-усадьбы «Кусково»
Аннотация
В собрании портретной живописи Музея-усадьбы "Кусково" доля западноевропейского портрета невелика, однако именно портреты немецких мастеров - авторские и копийные - доминировали в этой «домашней галерее». Источники их пополнения были различны: аукционы, устраивавшиеся на петербургской бирже, приобретение полотен через немецких художников, приезжавших в Россию «для прокормления своим художеством», заказ портретов именитым немецким мастерам. Среди мастеров «россики» XVIII века немцам по праву принадлежит ведущая роль. Они были уроженцами многих княжеств и городов Германии. Вследствие территориальной раздробленности в немецкой художественной культуре возникло много стилистических направлений, что проявилось в творческих исканиях ряда немецких художников-современников. Даже на примере небольшого кусковского «немецкого собрания» это разностилье очевидно. Иоганн Таннауэр, саксонец, учившийся в Венеции и некоторое время живший в Голландии, в русском портрете явился представителем стиля западноевропейского барокко. Георг-Христоф Гроот, впитавший аристократизм придворной культуры Вюртембергского герцогства, под¬ражавшего французскому двору, привнес в портретное искусство России изысканность стиля рококо. Выходец из Бранденбурга Генрих Швейкхардт в своих портретах создал некий архаичный симбиоз, замешанный на итальянском темпераменте колорита, голландской любви к деталям, английской чопорности поз и немецкой точности рисунка. Любимец же столичной знати Франкарт обладал чрезвычайно гибкими художественными манерами: он предпочитал писать портреты «в совершенно французском вкусе». Отражением общего для вельможного дворянства стремления обладать работами именитых немецких мастеров можно считать наличие в кусковском собрании произведений этих признанных - придворных и модных в аристократических кругах - портретистов. Портретная живопись представляла для владельца усадьбы Кусково особый интерес. Здесь во второй половине XVIII века графом П.Б. Шереметевым была основана Портретная галерея. Наряду с портретами немецких королей и знатных особ, созданных русскими живописцами, в собрание вошла серия «королевских портретов» Г. Швейкхардта. Работая в 1770- 1780-х годах в Гааге и Лондоне, он создал ряд изображений монархов западноевропейских стран — Нидерландов, Англии, Неаполитанского королевства и Сар¬динии. По-видимому, все восемь портретов работы Г. Швейкхардта были приобретены единовременно, «по случаю» и в настоящее время являются единственными произведениями этого художника в России. Помимо Портретной галереи почетное место «немецким» портретам отводилось и в интерьерах кусковского Дворца: в парадных гостиных граф П.Б. Шереметев разместил собственные портреты ки¬сти Г. Гроота и И. Франкарта. Имя Георга Гроота особо значимо для Кускова. Этот придворный портретист императрицы Елизаветы Петровны, работавший и по заказам столичной знати, принимал в обучение русских начинающих живописцев. Видимо, не случайно именно ему для постижения «живописной науки» отдает граф своего талантливого крепостного Ивана Аргунова, ставшего впоследствии гордостью русской портретной школы. Заказ на создание очередного портрета владельца усадьбы часто диктовался модой на заезжего иноземного портретиста. Якоб Штелин свидетельствует, что с появлением в Петербурге «очень хорошо обученного портретиста из Гамбурга» Франкарта представители знатнейших российских родов пожелали быть запечатленными его кистью. «Портрет П.Б. Шереметева» был написан Франкартом не ранее 1739 года. На подрамнике сохранилась надпись «25 лет», но, по всей вероятности, «портрет его сиятельства графа государя в кавалерии святой Анны» дописывался позже, с получением Шереметевым аннинско¬го ордена в 1741 году. Два портрета работы Франца Липпольда относятся к более поздним поступлениям в основное собрание Шереметевых, которое продолжало формироваться и в XIX веке. Как и в случае с Г. Швейкхардтом Кусково является единственным обладателем портретов этого мастера среди отечественных музеев. Скромное по объему «немецкое собрание» музея-усадьбы Кусково вполне может служить иллюстрацией российско-немецких художественных связей XVIII века в области портретной живописи как пример приобщения отечественного искусства к художественному опыту Европы. А уникальные для российских собраний работы Генриха Швейкхардта и Франца Липпольда вносят небольшой, но весомый вклад в изучение творчества немецких мастеров и выявление их новых работ в российских музеях благодаря эталонным портретам из собрания Кускова.
Народы России. Традиции и духовная культура
«Три волны» датского фарфора